защита охрана помощь        Пятница, 14.12.2018, 07:14
ЗООСВЕТ - член Всемирного Общества защиты животных (WSPA)
Приветствуем Вас Гость
Главная страница | Обратная связь | Регистрация | Вход
Выпуски газеты
Меню сайта
          Почему я против любительской (спортивной) охоты.
 
       Любительской (спортивной или потешной) охотой называется охота, во время которой экономические мотивации являются не важными или отсутствуют вообще. Чаще всего цель любительской охоты состоит в развлечении, получении удовольствия от выслеживания, преследования и убийства диких животных.
        
       Любительская охота давно окружена многими ложными мифами. Более 20 лет исследовав любительскую охоту с различных позиций, я постараюсь опровергнуть наиболее стойкие из них.

       Защитники охоты мне часто говорят: “Если вы не охотник и никогда не испытывали азарт охоты, как вы можете ее осуждать?” Да, я никогда не принимал участия в охоте. Также я никогда не участвовал в ограблении банка (хотя могу предположить, что в этом тоже есть особый азарт). Однако я уверен, что грабить банки – неправильно. Так же как и развлекаться любительской охотой, которая связана с жестокостью и причинением вреда другим.

       Некоторые природоохранники, защищая любительскую охоту, часто заявляют, что, мол, охотники много делают для охраны природы. Вспоминают бывшие в оные времена охотничьи заповедники, борьбу с браконьерством.

      Все это так. Более того, отмечу, что в 1920-х годах природоохранное движение России, Украине и Беларуси, на одну треть опиралось на охотничьи организации. Вместе с тем не следует забывать, что цель охотники во все времена преследовали вполне корыстную, заботясь об охотничьих животных для того, чтобы было кого убивать.

      В те далекие времена идеология, философия охраны природы выглядела довольно убогой и состояла в основном из хозяйственных мотивов с небольшой примесью научных аргументов. Об экологических, этических, духовных, религиозных культурных и других нематериальных ценностях дикой природы, никто, за редким исключением, не помышлял.

      Плацдарм охраны природы был очень узким, маленьким, и поэтому деятелем охраны природы приходилось свои статьи чаще всего публиковать в охотничьей прессе, больше их в то время никто не печатал.

      Однако новые времена принесли новые экологические, этические и духовные взгляды. Прежний ресурсный подход постепенно теряет свою власть над теорией и практикой природоохраны. А кое-где, например, в заповедном деле, он становится уже тормозом природоохранного прогресса. Действительно, заповедники, национальные парки, давно создаются совсем по другим причинам, нежели первые охотничьи заказники и охотничьи заповедники начала 20 века. А сами охотники-любители из центра природоохранного движения постепенно перемещаются к его краю, а то и вовсе становятся противниками заповедного дела и природоохраны.

      Любительская охота, добиваясь хорошего в малом (подкормка кабанов, задержание некоторого количества браконьеров), приносит гораздо больше вреда: развращает молодые души, воспитывая отношение к живым существам как к бездушным мишеням, нарушает права природы.

      Другими словами, главное зло от любительской охоты исходит от ее жестокой антропоцентрической идеологии, от ее неэтичности, так как эта идеология приучает человека лишать жизни живое существо ради неоправданных, пустых, нежизненно-важных человеческих потребностей, тем самым деформируя души людей.

      Многие аргументы, при помощи которых охотники пытаются защитить свою “забаву”, являются просто несерьезными. Например, охоту они называют традицией. Ну и что? Существует множество традиций, безнравственных с этической точки зрения. Например, коррида, или людоедство у некоторых народов. Возможно, несколько веков назад к ним было совсем иное, положительное отношение. Однако сейчас на дворе не 11-й, а 21-й век. Да, раньше у населения наших славянских стран бывали такие охотничьи традиции, как сбор яиц дикой птицы или охота на линнею птицу. Однако постепенно они были признаны неэтичными и названы браконьерством. Теперь настал черед запрета любительской охоты как таковой и, прежде всего, охоты весенней. Мне совершенно непонятно, почему ловля рыбы во время нереста или стрельба млекопитающих во время отела признается браконьерством, а охота весной на птиц, готовящихся к размножению – нет?! Какая-то очень странная логика!

        Не нужно поэтизировать современную любительскую охоту. Разговаривая со многими рядовыми охотниками, я всегда поражался их отношению к уткам и зайцам, как к чему-то такому, что обязательно нужно убить. Причем, тем больше, тем почетнее.

       Если послушать самих охотников, то утки и зайцы живут только для их, охотников, блага, выгоды и развлечения.

       Мне могут возразить: ведь именно благодаря охотникам были спасены когда-то от уничтожения многие виды охотничьих животных, зубры в царской охоте Беловежская пуща или олени в царской Крымской охоте.

       Да, это справедливо, как и то, что раньше бедняков защищали добрые разбойники – Робин Гуд, Стенька Разин, отнимая у богачей деньги и раздавая их неимущим. Но для достижения социальной справедливости в нормальных обществах существуют другие механизмы.

      Так и с природоохранной пользой царских охот: их времена, как и времена “добрых разбойников”, давно канули в вечность. Поэтому заявлять, что в Украине, Беларуси или России огромные территории сравнительно неизменной природы сохраняются именно как охотоугодья и благодаря любительской охоте, неверно. ; охотники-любители практически не имеют никакого отношения к сохранению больших участков дикой природы прежде всего потому, что находятся в “примах” у лесников, фермеров и других настоящих хозяев и пользователей землей, водой, лесами и полями.

      Что же касается сафари некоторых недоразвитых африканских стран, где они служат спасением для отдельных видов диких животных, так эти страны находятся только в начале своего природоохранного пути, который наши страны уже давно прошли.

       Я хочу быть понятым правильно. Я не отрицаю, что от любительской охоты совсем нет никакой пользы. Нет, польза есть и, возможно, в определенных случаях даже существенная. Но польза существует и от продажи наркотиков, воровства, детского труда, торговли младенцами и многих других аморальных действий.

       Это и экономическая выгода, и дополнительные рабочие места, и стимул к изучению иностранных языков, и многое другое. Но торговля наркотиками, как и другие перечисленные действия аморальны по своей сути, несмотря на экономический или другой полезный эффект. Так же и с любительской охотой.

       Охотники-любители вовсе не заинтересованы в сохранении многообразия всей дикой природы. Они заинтересованы в сохранении только тех видов, на которых охотятся. Ко всем остальным существам они чаще всего относятся или равнодушно, или как к “вредителям”. В список “ вредных животных” Украины попали серая ворона, грач, сойка, сорока, волк и лисица.

        Но позвольте спросить, по какому праву эти животные, к тому же играющие огромную роль в экологических процессах, в целой стране поставлены вне закона, их разрешено убивать в любом количестве и в любое время года? Почему охотники берут на себя право распоряжаться: кому из животных не жить, а кому жить на этом свете и в каком количестве? Почему они присвоили себе роль Бога?

        Причина – в отвратительной и аморальной охотничьей идеологии отношения охотника к живым существам как к пустым банкам и бутылкам.

        Охотники любят заявлять, что по их вине не пострадал ни один вид охотничьего животного. И это опять неправда. А как быть с хищными птицами – соколами, орлами, совами, филинами, которых охотники-любители миллионами уничтожали в1930-1960-х годах? Теперь эти птицы практически все занесены в Красную книгу. А как быть с тиграми, леопардами, рысями, которых наши охотники-любители вовсю колошматили как якобы вредных на рубеже 20 века? Во всей этой грустной истории есть один момент, который меня беспокоит больше всего: ведь никто из охотников так и не покаялся за содеянное зло.

        Теперь насчет Красной книги. Охотничьи организации всегда были против внесения туда охотничьих видов животных. Они сопротивлялись внесению в новое издание Красной книги дупеля, коростеля, пискульки, турухтана и большого веретенника.

        Никогда мне не приходилось слышать, чтобы охотничьи организации выступили с инициативой создания нового заказника. Наоборот, всегда только мешали.

       Сваливать все грехи на браконьеров, их ненасытность, не более, чем уловка охотников-любителей. На моем счету более 2000 задержанных браконьеров. Мой опыт свидетельствует, что практически любой охотник бывает браконьером. Тем более в наших условиях, когда служба охотнадзора практически отсутствует.

       Я не верю в честных охотников. Любительская охота – это родная мать браконьерства. Охотники нередко любят ссылаться на известных писателей, ученых-экологов – Тургенева, Некрасова, Астафьева и других, занимавшихся любительской охотой. Но можно привести в пример еще большее количество известных ученых и писателей, никогда в жизни не бравших охотничьего ружья в руки, да еще активно выступающих против охоты. Тургенева, Некрасова мы ценим за их писательский талант, за их произведения, отнюдь не за то, что они были охотниками. Если бы они не написали хороших романов и стихов, а оставались только отличными охотниками – их никто так бы и не узнал.

        Многие писатели, в молодости воспевавшие любительскую охоту, затем стали ее активными противниками: Лев Толстой, Юрий Нагибин, Джон Голсуорси, Николай Сладков. Критически высказывался о спортивной охоте и Антон Чехов.

        Охотники любят пугать обывателя тем, что если не они, то дикие животные могут так размножиться, что поедят все вокруг. Это чушь. Дикая природа существует миллионы лет, однако никто никого не поел. Более того, в любой популяции существуют механизмы, сдерживающие ее ненужный рост.

        Дело в том, что убивая диких животных, пусть даже находящихся в избытке, охотники отбирают пищу у хищников, паразитов, трупоедов и других многочисленных организмов, зависящих от данных животных.

        В свою защиту охотники постоянно заявляют, что они озабочены постоянным увеличением численности диких охотничьих животных. Но кто сказал, что это хорошо с экологической точки зрения? Еще неизвестно, не мешает ли постоянный охотничий отстрел их эволюционному процессу и видообразованию?

         Предлагать любительскую спортивную охоту для улучшения здоровья экосистем и популяций диких животных – все равно, что навязывать больному любительскую хирургическую операцию.

         Природные хищники, действуя как опытные хирурги, приносят пользу популяциям животных, убивая старых, слабых, молодых просто потому, что их легче поймать. Любительская же охота переворачивает естественный ход вещей с ног на голову и удаляет самых крупных, красивых и здоровых животных. Охотник намеренно выбирает вожака и лишает стадо особи более всего пригодной для передачи самых лучших генов. Так, охота на диких оленей подрывает социальную иерархию оленьего стада. В отсутствии доминантного, ведущего самца (которого охотники-любители убивают ради трофея), к спариванию приступают молодые недоразвитые самцы. Стадо начинает молодеть и быстро разрастаться. Возрастает его давление на лес.

          К факторам, также имеющим негативное экологическое влияние на диких животных, нужно добавить постоянное более чем полугодовое беспокойство, стресс, которые дикие животные получают из-за систематических облав, погонь, стрельбы, шума, а также широкомасштабное загрязнение дикой природы свинцовой дробью.

         Любое развлечение убийством (любительская охота, коррида, собачьи бои и т.д.) не являются жизненно важной человеческой потребностью, и поэтому не могут считаться морально оправданными для того, чтобы нарушать права животных, отнимая у них жизнь.

        Другими словами, любительская охота аморальна потому, что право животных попирается необоснованно, ради баловства.

        Аморально вдвойне полувольное разведение в вольерах оленей, кабанов, уток, фазанов с последующим их выпуском под ружье. Ибо в этом случае охота ведется практически на беспомощных животных, полуприрученных, почти домашних, не умеющих скрываться от человека.
        Если мы заговорили об этическом отношении к природе, то от слов нужно переходить к делу. В первую очередь это означает добровольное самоограничение человека в некоторых его правах и не серьезных потребностях. Например, в любительской охоте.

       Нередко приходится слышать, что охота воспитывает настоящих мужчин. С таким же успехом можно заявить, что настоящих мужчин воспитывает и война. Однако люди считают войну плохим занятием, Любительская охота - это та же война, только против животных. Она воспитывает в людях много негодных качеств: Тщеславие, хвастовство, враньё.

       Но особенно противно лицемерие охотников. Так, если мальчишка бросает котенка в стаю собак, то любой охотник осудит этот поступок. Однако, если же этот подросток станет помогать натравливать свору гончих разорвать лису или зайца, то у охотников это считается вполне достойным занятием.

       Охотники-любители не являются друзьями дикой природы и заповедного дела. Я призываю к закрытию любительской (спортивной) охоты как таковой.

          Владимир Борейко, директор Киевского эколого-культурного центра.

 
 
 
         Манифест  антиохотничьего  движения.
 
       Антиохотничье движение – это совместные действия людей, объединившихся в своем стремлении покончить с чистым злом, которое именуется охотой убивать или так называемой спортивной охотой (охотой ради развлечения).
       Человечество давно перешло тот ранний период своего развития, когда охота была практически единственным способом выживания человека. В наши дни охота превратилась в обыкновенную забаву, способ получения удовольствия в основном богатых, ищущих развлечения людей. Дичь их не интересует – только смертоносный процесс.
       В 21 веке все мы должны, наконец, понять, что нельзя убивать диких животных ради развлечения, как нельзя убивать ради развлечения людей. Жажда убийства, как бы она не маскировалась – под искусство, традиции, спорт, отдых – аморальна сама по себе.
       Культурная традиция не должна служить оправданием убийства или жестокости. Поэтому хвалиться охотничьей страстью, тем более прославлять зверобойство, как якобы часть культуры, нет оснований.
       Спортивная охота не приветствуется многими мировыми и локальными религиями – христианством, исламом, буддизмом, иудаизмом и др., ибо обесценивает святость жизни, создает атмосферу узаконенного зла и одобряемых пороков.
       Спортивная охота воспитывает тщеславие, лицемерие, жестокость, эгоизм, равнодушие, приучает к пьянству, заглушает жалость и сострадание, учит людей относиться к убийству, как к рядовому явлению и зарабатывать на безнравственных вещах, приносит животным и людям – не охотникам моральные и физические страдания, умножает количество зла в мире.
       Спортивная охота - это добровольное возвращение к первобытному звероподобному состоянию, своеобразная колба, в которой бродят бациллы насилия.
       Охотники твердят о своей любви к природе, но какой любящий человек может убивать любимые существа? Охотники воображают себя героями, смельчаками.
       Мы скажем им: “Вы не герои, а трусы. Тот, кто обижает, давит, насилует слабого, тот жалкий трус, а не герой. Герой спасает жизни, а не губит их. Мужество не в насилии, а в труде и помощи. Давя, слабого, ты – трус и негодяй.
       Спортивная охота – это война. Человеческое общество, идущее войной на животных, уже не вполне человеческое. У такого общества нет будущего, ибо критическая масса трофейных убийц начинает превышать критическую массу людей милосердных.
       Сегодняшняя спортивная охота, раскрученная шоу-бизнесом, рекламой коммерческими и охотничьими СМИ – грандиозная и опасная промывка мозгов, устроенная всему человечеству.
       Спортивная охота “распускает инстинкты”, тянет человека в греховное прошлое, попирает свободу и справедливость, прославляет убийство и жестокость.
       Спортивная охота несет смерть не только тем, на кого охотятся (в Украине ежегодно во время охот уничтожаются более 3,5 млн. животных), но и тем, кто охотится. В Украине во время спортивной охоты ежегодно гибнет или получает тяжелые ранения около 10 человек.
       Спортивная охота экологически опасна, так как является “селекцией наоборот” и изменяет естественное эволюционное направление развития видов охотничьих животных.
       Однако самый большой вред от спортивной охоты состоит в распространении охотниками утилитарного антропоцентрического мировоззрения, рассматривающего животных исключительно как вещи (трофеи, ресурсы), созданные только для удовлетворения человеческих потребностей и тщеславия.
       По мере развития духовности человечество должно избавляться от антропоцентризма и различных низменных страстей и предрассудков, тормозящих развитие цивилизации. Некоторые страны уже встали на путь запрещения спортивной охоты - Кения, Великобритания.
       Мы будем добиваться создания в обществе обстановки нетерпимости к спортивной охоте, лоббировать антиохотничье законодательство, воспитывать у молодежи антиохотничий иммунитет, проводить массовые акции протеста, приуроченные к открытию охотничьих сезонов и выставок. Охотники не могут обладать правом на насилие и убийство диких животных, спортивная охота не должна входить в индустрию развлечений.
       Мы выступаем против охотничьих писателей и их издателей, которые, утверждая культ насилия, прославляя охоту и возбуждая низменные страсти, отбрасывают человечество в его первобытное атавистическое прошлое, пренебрегая тысячами лет нравственной эволюции.
 
       Мы выступаем против представителей так называемой политической и бизнесовой “элиты”, которые строят в наших странах охотновладельческий строй с его канализационной культурой, душевным самоубийством и дикими традициями.
       У этих людей, убивающих животных ради развлечения, повышена агрессивность и жестокость. Они представляют серьезную опасность для общества. Их нельзя допускать к власти. Трофейным убийцам нет места в парламентах, министерствах, в кабинетах губернаторов, мэров, судей и прокуроров.
       Мы выступаем против какой-либо охоты – спортивной, научной и т. д. в национальных парках, биосферных заповедниках, охранных зонах природных заповедников, в региональных ландшафтных парках, ибо в этих охраняемых природных объектах должен царить дух благоговения перед жизнью.
       Мы выступаем против новых “рыночных экологов”, желающих реабилитировать спортивную охоту, ловко вписав ее в идеологию “устойчивого развития”, “экологического туризма”, “инвестирования в охрану природы” и прочей наукообразной чепухи.
       Мы отказываемся от каких-либо политических компромиссов с охотниками, ибо дело идет о справедливости, морали и защите прав животных на жизнь и свободу.
       Мы выступаем за равноправие и равноценность всего живого, защиту слабых, уважение и любовь ко всем животным, поддерживаем экологическую этику, вегетарианство и развитие зоозащитного движения.
       Мы надеемся, что требование запретить спортивную охоту со временем станет актуальным призывом всей передовой части человечества. Ибо отказ от охоты убивать сделает наш мир лучше.
 
 
       Манифест принят на международном съезде противников спортивной охоты (18 – 20 мая 2007 г., г. Киев).
 
 
 
              Т.Н.Павлова:
     …Анализ статуса животных в различные эпохи и в различных странах показывает, что между отношением людей к животным и уровнем духовного развития общества существует определенная зависимость Этика является исторической категорией, изменявшейся с развитием общества и духовным ростом человека. В процессе эволюции этики развивалась и ее составная часть – биоэтика.
    …Биоэтика …- это составная часть этики т.е. область нравственного отношения акк окружающего человека миру. Этичный человек не может оставаться равнодушным к страданиям другого, даже если этот другой – животное. Этика отношения к людям и этика отношения к животным – биоэтика- имеют одну и ту же психическую основу – способность сопереживания. Поэтому воспитание у детей доброго отношения к животным формирует у них такие социально важные качества, как отзывчивость, доброта.

    …Этичное отношение ребенка к животному должно начать формироваться в семье с первых лет жизни ребенка. Главным воспитывающим фактором  является пример родителей и других взрослых, окружающих ребенка.
     Доброе обращение с домашними животными: исключение грубого обращения с ними, причинения им боли, внушения страха – должно стать нормой отношения к животным  для ребенка. Из поведения взрослых ребенок должен усвоить, что животные тоже члены семьи, что их потребности важны, что они могут чувствовать и понимать окружающее в большой степени, как и люди. Ребенок может понять, когда взрослые испытывают ответственность за судьбу животного, за его физическое и психическое состояние, - и для ребенка становится нормой помнить об интересах животного.
 
   Жизнь  без  жестокости   - памяти Татьяны Николаевны Павловой.

         Дата 21 августа 2007 года стала  трагической для всех сторонников зоозащитного  движения.  Это дата прощания с выдающейся личностью- основоположником российского вегетарианского движения и идеологом прав  животных Павловой Татьяной Николаевной.
         Имя Татьяны Павловой широко известно во всем мире. Ее книги, на которых выросло не одно поколение вегетарианцев, буквально переворачивали сознание, заставляя людей переосмысливать  свое отношение к миру живого и включаться в борьбу за освобождение самых бесправных жителей планеты – животных. Павлова сумела очень четко донести мысль о том, что дальнейшее духовное развитие человечества  не может происходить внутри  антропоцентрической модели общества, поработившего все остальные виды живых существ ради своих нужд.
         Татьяна Павлова создала первое со времен  октябрьской революции вегетарианское общество ( еще в СССР, в 1989г.), на базе которого  сформировались две организации –Центр этичного отношения к животным ( борьба  против эксплуатации и убийства животных ради мяса, мехов и кожи,  медицинских опытов, развлечений – охота, цирки, бои, коррида и т.д. ) и Научно-практический медицинский центр (пропаганда вегетарианского образа жизни и профилактика с его помощью различных заболеваний ).  
         Благодаря исследованиям вегетарианского медицинского Центра впервые после долгих лет забвения официальная наука признала пользу вегетарианства, и в середине 90-х  Вегетарианский медицинский был включен  в справочник Минздрава среди заведений, пропагандирующих здоровый образ жизни.
         Деятельность Павловой, имевшей два образования – лингвиста и биолога,  началась еще в конце 60-х годов, когда она выступила инициатором проведения инспекций в  научно-исследовательских лабораториях, на зверофермах и бойнях. Уже тогда Павловой удалось привлечь внимание общества к страданиям животных и показать изнанку многих индустрий смерти. Ее инспекций боялись как огня. Результатом этого периода стало принятие в 1977 году  Приказа министра здравоохранения Петровского о запрете опытов на животных без обезболивания, а в 1978 году  аналогичные приказы разошлись еще  по нескольким министерствам, связанных с проведением опытов. В научном мире случился настоящий фурор,  когда к защите не были допущены диссертации, ради которых животных подвергали жесточайшим страданиям.
         С конца 70-х Павлова начинает создавать первые объединения и биоэтические комитеты врачей и биологов, поставивших целью разработку альтернатив опытам на животных. В осуществлении этого замысла  помогает огромное количество западной литературы, переводимой самой Павловой, и установление дружеских связей с зарубежными организациями.
         Одно из основных направлений деятельности  Центра этичного отношения к животным – пропаганда идей гуманного отношения к животным в системе образования. Павлова выступила автором первого учебника по биоэтике для школ и вузов, одобренного Министерством образования. Учебники разошлись с бешеной популярностью, за ними приезжали из разных городов, были организованы семинары для преподавателей, результатом которых стало чтение курса биоэтики в ряде вузов.
         В начале 90-х Павлова вдохновляет российское телевидение  на создание цикла передач «Жизнь без жестокости», где впервые были показаны документальные кадры о страданиях животных в различных сферах, предоставленные Павловой из разных стран. Эти передачи дали сильный толчок возрождению вегетарианского движения, загубленного  в 30-е годы  ХХ века, и принесли новых сторонников идей  за права животных. 
         Весной 1994 года вегетарианцы России под руководством Павловой проводят первую публичную акцию на Пушкинской площади. «Вегетарианство – это доброта и здоровье», «Вы убиваете животных каждый день» – таковыми были слоганы  ации, которую осветили сразу несколько газет.
         С конца 90-х Павлова становится главной героиней различных ток-шоу по правам животных, одно из которых – «Тема» на первом канале – было очень популярным в те годы.
         В  1998 году, благодаря Павловой, появляется первая реклама о пользе вегетарианства в российском метро и первый уличный рекламный плакат о правах животных в центре Москвы  на Пушкинской площади.
         В 1998 году Павлова выступила автором  Федерального закона  в защиту животных  от жестокого обращения, созданного с учетом самых прогрессивных законов западных стран. Несколько лет неустанного труда Павловой в составе рабочей группы по созданию закона принесли успех: закон прошел все три чтения в Госдуме и получил одобрение Совета Федерации. Однако закон был отклонен президентом Путиным В.В. в 2000 году и  его судьба  продолжает быть неизвестной.
         «Я благодарю судьбу за годы общения с Павловой, редким, гениальным человеком, которую считаю своим учителем,  - говорит президент Центра защиты прав животных «Вита» Ирина Новожилова, - наша организация, создававшаяся  на базе Центра Павловой, впитала ее методы работы, ее опыт, ее идеи. Павлова задала очень высокую планку работы по защите прав животных. Это умный, тонкий, виртуозный стратег, сумевший внутри антропоцентрического общества  затронуть в людях струны сострадания  к животным,  когда об этом даже невозможно было говорить. Ее уход из жизни – большая потеря для зоозащитников, но мы продолжим дело, начатое Татьяной Николаевной Павловой, и надеюсь,  воплотим в жизнь те проекты, о которых она мечтала.
 
         Благодарим Центр защиты прав животных «Вита» (Москва) за предоставленную информацию. На сайте Центра www.vita.org.ru  читатели могут ознакомиться с деятельностью  Т.Н.Павловой и ее трудами более подробно.
 
                Принципы этичного отношения к животным.
         Этичное поведение личности предполагает заботу о другом лице, сопереживание с другим лицом, действия в интересах этого лица. Такого  рода установка личности, чувствующей ответственность за другого, называется альтруистической, в  противоположность  эгоистической, когда на первое место выступают личные интересы. 
         Основной причиной развития этики в историческом плане  был духовный рост человека.
         Этичное или нравственное  отношение к миру есть отражение духовных и интеллектуальных потенций человека. Высшим же даром,  который обрело человечество в ходе эволюции, является способность переживать чувства   другого лица – т.е. сопереживать ему. Эта способность требует развития таких качеств личности,  как милосердие, сострадание, доброта.
         По мере развития  человек научился сопереживать не только другому человеку, но любым живым существам, которые могут испытывать боль и страдания, иными словами, восприятие мира у человека стало не только этичным, но и биоэтичным – это свойство высокоразвитой психики и в основном доступно только человеку. Однако некоторые высокоорганизованные виды животных, особенно находившиеся длительное время  в контактах с человеком, способны сопереживать: собаки могут отвечать беспокойством, волнением при виде слез или других проявлений страдания человеком; скулить, пытаться лапами отодвинуть руки от лица хозяина.
         Таким образом, основа этичного поведения людей имеет эмоциональную природу. Но для многих людей необходим также рациональный подход, который бы подкреплял их эмоциональные порывы. Такие люди в качестве аргумента используют  принцип справедливости. В этом случае они опираются н а общепризнанные нравственные нормы.
                               
                                Антропоцентризм и биоцентризм
                                 (печатается в сокращении)
                                     
         Эти два слова являются терминами, характеризующими мировоззрение человека, т.е. его взгляды на окружающий мир и на его место в этом мире.
         Антропоцентризм был доминирующим мировоззрением человека на протяжении многих веков. Человек противопоставлялся всем остальным существам на земле и считалось, что только интересы и потребности человека имеют важность, все остальные существа не имеют самостоятельной ценности. Это мировоззрение передает крылатое выражение :»Все для блага человека». Философия, религия поддерживали убеждение в уникальности человека и его места в центре вселенной, в его правах на жизнь всех остальных живых существ и саму планету.
         В настоящее время антропоцентризм начинает рассматриваться  как негативная форма мировоззрения.  Антропоцентризм есть не что иное, как одно из разновидностей дискриминационных  воззрений людей, не отвечающих требованиям истинной этики. Такая позиция характерна для наиболее низкого нравственного  уровня человечества – это эгоцентризм, расизм, национализм.
         Антропоцентризм  ориентировал общество на максимальное потребительство: человек рассматривал природную среду, животных как свою кладовую, как неисчерпаемый  источник материальных благ.
         Но сегодня все человечество стоит перед глобальным экологическим кризисом – результатом  своего ошибочного мировоззрения. Стало очевидно: необходимы  новые мировоззренческие ориентиры, которые б не  противопоставляли   человека природе.
         Альберт Швейцер, врач, ученый, богослов, философ обосновал новую этику в своей книге «Культура и этика» в 1924 году, основным положением которой стало требование нравственного  отношения ко всему живому и моральная ответственность человека за все, что живет.
         Возникла новая область знаний – биоэтика, основанная на нравственном отношении ко всему живому – к человеку и животным.
         Успехи развития этической мысли в области взаимоотношений  человека и других живых существ на земле позволили укрепится новой мировоззренческой концепции – биоцентризму.
         Философской основой биоцентризма являются стратегия ненасилия, принцип непричинения  зла всему живому.
         Биоцентризм предполагает, что все живое имеет право на существование, что именно биос, а не просто человек должен встать в центре внимания.
         Одной из форм претворения в жизнь принципов биоцентризма должно стать  изменение отношения  к потреблению, поскольку концепция «все для человека» утрачивает силу.  Иными словами, человек как потребитель  обязан учитывать интересы и других видов: сохранение мест обитания животных, условий для их выживания; становится  недопустимой жестокая эксплуатация земли, уничтожение лесов и т.д.
                                                             Павлова Т.Н.
 
     
 
Поиск
Календарь
«  Декабрь 2018  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31
Архив записей
Друзья сайта
  • Общества защиты животных
  • Наш опрос
    Статистика

    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0
    Форма входа
    Copyright MyCorp © 2018
    Сайт создан в системе uCoz